?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

РОБИН УИЛЬЯМС: ТРИБЬЮТ

Год назад не стало Робина Уильямса.

Не стало актёра, без которого титанически сложно представить фильмотеку эпохи VHS. Романтически-энергичное «Доброе Утро, Вьетнам» и ностальгическая «Москва На Гудзоне»; хулиганская «Миссис Даутфайр» и трогательное «Пробуждение»; захватывающее «Джуманджи» и сентиментальный «Двухсотлетний Человек»; философский «Куда Приводят Мечты» и великое «Общество Мёртвых Поэтов». Даже классический «Аладдин», который хоть и слышится исключительно голосом Гаврилова, но в образе Джини видится именно Уильямс. Что не удивительно, ведь ещё на стадии пре-продакшена художники студии Дисней создавали образ синего героя именно на основе физии любимого актёра, который и озвучил одного из ярчайших диснеевских персонажей.

Такие разные фильмы, но как тесно они связаны тёплыми воспоминаниями. Наверняка, именно поэтому год назад скоропостижный уход из жизни Робина Уильямса и вызвал такой сильный эмоциональный отклик. Reddit, Imgur, Instagram, Twitter, Facebook – все ленты были под завязку забиты короткими (и не очень) записями с воспоминаниями и выражением благодарности тому, кто не только привнёс в детство не одного поколения зрителей свет и доброту, но смех и улыбки.

Люди делились фотографиями столь часто, что возникало ощущение, будто за 35+ лет своей карьеры Робин не просто никому не отказал в возможности сфотографироваться. Возникало ощущение, что он – часть их семьи, старый друг и добрый дядюшка, настолько гармонично люди смотрелись с ним в кадре.

И, подобно любому семейному альбому, фотографии пробуждали воспоминания и истории.

Взять, например, историю трагического инцидента с Кристофером Ривом (исполнителем роли Супермена), который во время съёмок упал с лошади и сломал позвоночник. Когда Рива готовили к операции, шансы на успешный исход которой были 50/50, двери палаты распахнулись и в неё ураганом ворвался доктор в марлевой маске и с чудовищным русским акцентом принялся выяснять самочувствие актёра. После взбалмошного осмотра, доктор скинул маску, а Рив увидел, что под ней скрывался его университетский друг – Робин Уильямс. Как позже вспоминал Кристофер, впервые с момента несчастного случая он не просто улыбнулся, он почувствовал, что всё будет хорошо.

А вот история приземлённей.

Свою карьеру Робин начинал как уличный мим и стендапер. Помня, сколько порогов ему пришлось обить и как нелегко он пробивался с улиц и маленьких сцен на большой экран, Уильямс (уже будучи известным комиком) придумал небольшой трюк, с помощью которого хотел одновременно и отдать дань уважения своему босоногому прошлому, и смотивировать молодёжь пойти по его стопам.


В 1974-ом фотограф Дэниел Сорин сделал снимки двух мимов в нью-йоркском Центральном парке. Лишь спустя десятилетия,
перебирая архивы, он обнаружил, что одним из мимов был Робин.

Дело в том, что Робин никогда не упускал возможности заглядывать в маленькие бары, где практиковался т.н. «free mic night», и сделать там парочку фотографий с владельцем. По замыслу актёра, подобные фото, висящие на стенах заведения, были прекрасной «заманухой» для молодых комиков. Уверен, это работает.

Разумеется, мистер Уильямс причинял добро и тем, с кем делил съёмочную площадку. Например, во время производства картины «Мисс Дайтфайр» 14-летняя Лиза Джейкоб, исполнявшая роль дочери Робина, была исключена из школы. Формулировка была краткой: за прогулы. По воспоминаниям актрисы, для неё это был настоящий удар в спину: ведь, как ей казалось, она просто делала свою работу и не заслуживала такого подвоха…

На следующий день её остановил Уильямс, заметивший, что девочка была чем-то расстроена. Обсудив произошедшее, актёры вернулись к работе. Но на следующий день Робин протянул Лизе письмо, адресованное руководству школы, в котором с теплом и нежностью отзывался о работе, что проделывает девочка в фильме, и настаивал на восстановлении юной мисс Джейкоб в статусе учащейся.

Письмо вызвало настоящий ажиотаж. Его даже повесили под стеклом и в рамке на стене директорского кабинета, но… в восстановлении было отказано. Несмотря на кажущуюся неудачу, Лиза вынесла из этого случая правильные выводы. Не важно, что её отчислили. Важно, что за неё вступились. Важно, что в столь юном возрасте, когда все "прелести" взрослой жизни ещё не высыпались на голову, девочка знала, что её спину прикрывают.

Этой историей и этим письмом Лиза Джейкоб поделилась в день смерти актёра.

Разумеется, есть много других историй, других тёплых воспоминаний: о том, как он был донором крови для жертв теракта; как он навещал в больницах больных деток и поддерживал госпитали; как ездил в горячие точки, где вёл передачу на радио подымал моральный дух солдат; как собирал десятки миллионов для центров бездомных и пострадавших от стихийных бедствий…

Да блин, его даже гориллы любили:

Поэтому какой бы противоречивой и неоднозначной не была личная жизнь и уход Робина, самое потрясающее кроется в том, как много интересного и хорошего запомнили те, кому выпала удача общаться с человеком, чьё сердце, казалось, было открыто для каждого.

"Когда я умру, пляшите на моей могиле и поливайте цветы тем, что пьете сами. Делайте что хотите, только не клонируйте меня, потому что мой клон никогда не будет, таким же как я" ©

У нас никогда не будет другого такого как ты, Робин.

Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: aleksei-turchin.livejournal.com/71255.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.